ВЗАИМНОСТЬ

Все отношения всегда взаимны. Все и всегда. В психологии мы рассматриваем пару как одну чувственную единицу — душевные движения, накал эмоций и страстей, степень важности и все остальное делится на двоих. Иногда оно делится не равномерно, и со стороны может показаться, что кто-то один сильнее привязан к другому, что важность партнера для одного человека зашкаливает, в то время как другой остается относительно спокоен и независим. Но это не так. Взаимны все отношения. В каждой паре есть внутреннее равновесие, которое поддерживается двумя людьми и разворачивается по определенному сценарию, в котором у каждого своя роль — например, один, бывает, защищается от чувств и устраняется от объекта привязанности — чем ещё больше интригует и подогревает свою важность в глазах другого. Тот бежит за ним, чем уверяет первого в его важности, значимости и любви, и чем заставляет “избегающего” избегать ещё больше, чтобы получить ещё больше практических уверений в собственной ценности. Иногда избегают оба (сходятся и расходятся), иногда оба страстно бегут на встречу. Возможны многочисленные вариации этой игры, но разнообразие не меняет сути.

Я иногда совершаю уж совсем радикальный психологический нырок на глубину, утверждая, что в своей сути даже невзаимная любовь в равной степени нужна обоим. В том смысле, что если некто по-настоящему не заинтересован в том, чтобы влюбить в себя другого — никто в него не влюбится (вот в этом сумасшедшем эротическом смысле с одержимостью, наличием тонны фантазий, неги и всего сопутствующего). Мы все посылаем в мир массу бессознательных сигналов — своей мимикой, интонацией, жестами, запахами.. И невозможно соблазниться тем, кто ведет открытую коммуникацию без толики соблазнения. Вне интригующей соблазняющей коммуникации, у вас просто не останется пространства для того, чтобы сформировать любовную фантазию, внимание просто не потечет к человеку, кто не транслирует потребность в том, чтобы кто-то в него влюбился. Хотя конечно, сам он об этом может не подозревать. Равным образом, как и второй партнер (тот, что невзаимно влюблен) совсем не ощущает желания страдать по недоступному объекту, он одержим фантазией о том, как идеально чувственно недоступный объект подходит ему.

Так вот каким образом мы определяем, что действительно нужно нам?

В психологическом смысле — очень просто: нам нужно то, что у нас есть. А не то, о чем мы фантазируем, что оно нам нужно. Это утверждение верно для абсолютно любых отношений. Чему же мы хотим научиться, когда влюбляемся в недоступных или холодных объектов или становимся жертвами сценария невзаимной любви? Того, с чем связаны наши фантазии о нем. Обычно, в такого партнера мы проецируем свое желание самодостаточности, независимости, уверенности в себе. Мы думаем он такой и поэтому важность отношений для него важна. Что, конечно, не имеет ничего общего с реальностью. Мы хотим самодостаточности, ошибочно полагая, что она есть у другого.

В то время как на другой стороне ВСЕГДА такой же ребенок, чувственно незрелый, который боится подпустить к себе кого-то ближе потому что а) тогда другой заметит его незрелость и он потеряет собственный ореол самодостаточности (в который ему до поры до времени удается верить самому), б) другой может стать для него слишком важным, а это опасно, потому что он сможет бросить его и будет очень больно (скорее всего, боится повторения детской травмы). Но этого “другого” он не отпускает, потому что также любит его за свободу в выражении чувств и открытость своей привязанности (за которой в реальности стоит простой и незамысловатый страх одиночества и желание, чтобы взяли “на ручки”). 

Вот так нам удается поддерживать иллюзию взрослости оставаясь детьми. И направление внимания тут простое и очевидное — осознайте, что именно вы проецируете в партнера (какими качествами и характеристиками ваша фантазия его наделяет) и поймите, что это не его, а ваш психический материал, который рвется наружу. Через влюбленность такого рода мы всегда показываем себе, куда внутренне хотим двигаться. Думаете партнер самодостаточен (это может быть так или нет) — вам надо развивать самодостаточность. Полагаете, он необычный, таинственный, творческий — поздравляю, это про вас, исследуйте и проявляйте собственную неординарность.


Чем же тогда является психологическая зрелость? Очень просто. Это взаимность, которая и проявлена как взаимность. Когда мы влюблены в того, кто влюблен в нас. И наоборот.

Поскольку сознательно и бессознательно именно мы транслируем своим поведением — как к нам нужно и можно относиться, чего мы хотим, чего мы заслуживаем и т.д. В этом смысле психологической зрелостью действительно можно назвать совпадение желаемого и действительного. Наше согласие с настоящим моментом, ощущение, что все происходит правильно.

Или другими словами, когда нет никаких неосознанных чувственных движений, которые искажают наше поведение и формируют всю эту чувственную противоречивость и запутанность. Когда мы открыты своим самым глубинным чувствам, несем ответственность за себя и свободно себя выражаем, не боясь ответной реакции от другого. Тут же появляется партнер с аналогичной степенью открытости, адекватности и свободы. Просто потому что другие люди просто не заинтересуют вас.
Единственный человек, которого надо узнать и с кем подружиться — это вы сами.

Обо всем остальном мир обязательно позаботится и устроит все идеально. Как, впрочем, он делает в любом случае, любезно предоставляя нам каждый день именно то, что нам нужно сегодня.

И (с) Катерина Суратова

Понравилась статья?
Подпишись на мои аккаунты чтобы не пропустить новые материалы:

Поделиться этой записью через

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram