Контрзависимость

Мы все заложники определенного сценария развития отношений. По крайней мере, до поры до времени. Мы входим во взрослую жизнь и начинаем строить отношения с другими взрослыми уже имея в головы нейронные цепи — схемы построения отношений, которые мы вынесли из родительской семьи, из того опыта, когда мы ещё ничего не знали о мире и о себе, но уже строили отношения со значимыми взрослыми (родителями) и наблюдали как они строили отношения друг с другом. Там закладывались фундаментальные модели отношений, которые гораздо сильнее любых вербальных идей и теорий о том, как надо.

Если близость со значимым взрослыми в детстве была дисфункциональна — она была нестабильна, часто прерывалась (родитель нас обесценивал, бросал и тд), грозила полной потерей индивидуальности (гиперопекающий родитель) или причиняла боль (наказующий, критикующий, игнорирующий, эмоционально нестабильный родитель) — мы развиваем патологию привязанности. Вывод, который бессознательно делает маленький ребенок — близость причиняет боль — во взрослой жизни проявляется как патология привязанности. С равной степенью она может обратиться как в зависимость, так и в контрзависимость. Конкретный вариант «выбирает» сам ребенок согласно своему темпераменту. Что он будет делать — навязчиво искать близость и слияние, чтобы переиграть сценарий и всё-таки дать себе опыт «меня могут любить просто так, идеализировать другого и преувеличивать его ценность в собственной жизни или отрицать ценность отношений, уходить в протестующую позицию «не так уж это важно и нужно», обесценивать другого и отношения в целом. И то и другое — позиция обиженного ребенка, который видел и чувствовал в детстве, что близость причиняет страдание.

Очень важно понимать — контрзависимость (склонность избегать близости) это не самодостаточность. Это форма зависимости. Это не склонность довольствоваться своим одиночеством. А именно склонность обесценивать важность другого. Это зависимость от обесценивания отношений.

Вполне логично, что контрзависимые люди часто выбирают в пары зависимых и наоборот. Такой выбор — это проекция свой собственной потребности в близости в другого человека («вот же зависим не я, другой»). В свою очередь зависимые люди выбирают контрзависимые потому что с ними связывается фантазия о самодостаточности, контрзависимые партнёр кажется независимым, а это то, к чему внутренне стремится зависимый — «если я буду с ним, я возможно тоже смогу стать независимым». А кроме того, такой человек напоминает холодного родителя и включается и включается надежда «возможно я всё-таки смогу заслужить его признание и любовь», которая конечно никогда не оправдывается, как она не оправдывалась некогда в детско-родительских отношениях.

Динамика таких пар очень типична. Это либо сразу «слияние и поглощение» — очень быстрое сближение, общие планы на все, сумасшедший гормональный фон, умопомрачительный секс и полное включение партнёра в жизнь. С последующим резким и радикальным обрыванием отношений. Либо «шаг вперёд — два назад». Очень тяжёлое сближение, где каждый новый шаг к обретению совместного пространства сопровождается откатом, в виде отдаления и обесценивания.
В котором страдают оба вместе или по очереди, и каждый уверен, что именно с ним что-то не так.

Что делать?
Сближаться, но постепенно. Держать в фокусе внимания свою жизнь, всегда оставлять за собой какую-то часть жизни, которая не превращается в «мы» и не зависит от партнёра (ценность работы, увлечений, отношений за пределами пары).
Помнить, что причины поступков, поведения, настроения другого человека ВСЕГДА В НЕМ. Почему он(а) не звонит? — по каким-то своим причинам! Почему он(а) так поступает? — по каким-то своим причинам. Чего он(а) боится, хочет? — решить какие-то свои проблемы. И не заниматься чужими делами — всегда заниматься только своими (почему , так реагирую, почему мне это важно, чем я могу заняться прямо сейчас)
Говорить (словами через рот) — что это ваш опыт и ваш страх, что это вы склонны к тому-то и тому-то. Что у каждого из вас есть свой опыт и свои болезненные точки, которые лучше не трогать и которые никак не связаны с партнёром. Такие разговоры — не разговоры об отношениях, а разговоры о не-отношениях (то есть где каждый делится своей собственной эмоциональной динамикой не навязывая партнеру роль причины этих переживаний) имеют освобождающий эффект. Помогают проживать свою динамику и улучшать ее спокойно и безопасно друг для друга.

Ну и в конечном итоге, успех, как и во всех остальных областях, зависит от того, насколько вы знаете и понимаете самого себя. Потому что то, что вы знаете о себе , вы уже не можете навязать партнеру, а это делает отношения гораздо более спокойными и экологичными. И дарит вам обоим нужную свободу и расстояние между друг другом, когда вы видите и понимаете себя (не теряете свою личность) — вы видите и понимаете другого (и ее теряете из вида также его личность). Словом то расстояние (не слишком большое и не слишком маленькое), которое нащупывается только с опытом, с которого лично для вас возможна настоящая исцеляющая близость.

Катерина Суратова (с)

Понравилась статья?
Подпишись на мои аккаунты чтобы не пропустить новые материалы:

Поделиться этой записью через

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram