ЛЮБИМАЯ ИГРА

Единственная возможность спасти кого-то — это понять, что вы никогда никого не спасете. Треугольник “жертва”-”спасатель”-”преследователь” — всем известная схема и очень деструктивная игра. И тем не менее, мы все в неё играем. А что делать, если твой близкий человек находится в яме, материальной или эмоциональной? И вот он сидит напротив и рассказывает о своих проблемах — с работой, с деньгами, с личной жизнью, высказывает недовольство по поводу жилищных условий, с проблемами с алкоголем или другими зависимостями, с проблемами со здоровьем, с усталостью или в депрессии. Как не броситься спасать его — придумывать решения, предлагать варианты, давать помощь (о которой он не просил, потому что человек в позиции “жертвы” в общем-то хочет только жаловаться)? Ведь не помочь будет безразличием… помочь или ругать, помогая взять себя в руки, указывая где и что он сделал не так. Преследователь или спасатель. Выбирайте.

И то, и другое, одинаково не работает. Но мы пробуем снова и снова, решая, что это просто мы не придумали тот самый вариант, не нашли нужные слова и аргументы, преследуем и спасаем недостаточно хорошо. Недостаточно самоотверженно бросаемся на помощь. Но что бы мы ни делали, какую бы позицию ни выбрали и какие бы прекрасные аргументы и варианты ни предлагали — вся активность в этой ролевой игре не приносит никакой фактической пользы. Потому что выход из затруднения может найти только сам человек, и только тогда, когда он в активной позиции поиска выхода (возможность попросить помощь никто не отменял — конкретная просьба о конкретной помощи — достаточно активная позиция).

Однажды спасатель устает спасать и его выбрасывает в позицию жертвы — теперь жалуется он, выказывая сколько всего он сделал предпринял и взял на себя, а результата нет (а откуда он возьмется?). Он так устал. Тогда бывшая жертва автоматически наделяется ролью преследователя (ведь это все по его вине, а кроме того он и сам не доволен, что его в чем-то винят). Кажется, новый виток .. но нет, все так же игра. Играем дальше?

Сколь бы искренними ни были намерения спасателя и отчаяние жертвы — это игра, если она началась, никогда не приводит ни к какому результату. Потому что цель игры — не избавление от ситуации, а получение собственных выгод. У спасателя — подтверждение важности, собственной значимости и силы. У жертвы — подтверждение значимости за счет получения заботы. И на самом деле, никто не хочет от этих выгод отказываться, а потому игра (а вместе с ней болезненная ситуация) продолжается.  Потом роли меняются (кто-то начинает агрессировать), но игра остается и только усугубляется.

А ещё у каждого из нас есть любимая роль, которая распространяется не только на одни конкретные отношения, а окрашивает всю жизнь. Мы либо жалуемся, либо спасаем, либо преследуем. И испытываем крайние сложности когда нас из этой роли выбрасывает по каким-то причинам. И отчаяние тоже обязательно испытываем, когда вдруг замечаем, что наша жизнь и наши отношения ходят по кругу — одни и те же ситуации, одни и те же отношения (похожие партнеры, похожие начальники, похожие подчиненные, друзья, дети, родители, супруги снова и снова ведут себя с нами одинаково). Одни и те же чувства по этому поводу. Знакомые и родные эмоциональные тупики.

И сейчас я могла бы поступить как спасатель (как можно догадаться по моей профессии, это моя излюбленная роль) и предложить вам вариант выхода из этого треугольника, которым вы скорее всего (как жертва) восхититесь и не воспользуетесь… Поэтому я постараюсь не использовать глаголы в повелительном наклонении и слово “надо”.

Единственный вариант помочь кому-то (в том числе самому себе) — это не вступить в игру.

Не жаловаться, не помогать, не ругать. Не предлагать варианты, не решать, не поддаться энтузиазму быть сильнее или слабее другого. Единственный вариант — это “чувствовать рядом”.

Знаете, иногда молодые терапевты  (или опытные терапевты в отчаянии) начинают давать советы. Это запрещено в нашей профессии, и тем не менее, мы иногда так делаем. Советы. Позвони, напиши, попробуй сформулировать вот так, скажи ему это, тому — то. И это н икогда не работает. Потому что формулировки должны идти изнутри. И любые действия только тогда хороши — когда человек сам к ним пришел, сам их нашел и сам на них же решился. Задача терапевта — просто чувствовать рядом. Понимать, принимать эти чувства, разрешать это чувствовать. Задать правильные вопросы, чтобы направить внимание пациента в конструктивное русло. Вопросы, но не ответы.

И я скажу вам, что это потрясающе — видеть, каким невероятным творческим образом КАЖДЫЙ человек способен решить собственные проблемы. Ни один из ответов, которые мне приходили в голову, когда я выслушивала бесчисленные жалобы своих пациентов не были столь оригинальными и прекрасными, как те, что нашли сами эти пациенты, когда разобрались со своими чувствами и взяли ответственность за свою жизнь на себя. Это потрясающее зрелище — совершенно уникальные оригинальные решения, которые находит психика в каждой жизненной ситуации, когда никто не вмешивается в этот процесс. И в жизни также. 

Личные отношения — это не терапия. Не то что спасать, но и лечить никого не нужно. Достаточно просто чувствовать рядом. Я здесь, я рядом, я понимаю, я тоже чувствовал такое однажды (и это не прикольно). Иди, я тебя обниму. И позволять другому искать свои выходы. И держать его за руку, когда он проходит свои кризисы. И проходить в это время свои, делиться горем и радостью. Просто быть рядом. И дать другому возможность выйти из затруднений самостоятельно. Своим собственным уникальным образом.

Может ли быть что-то лучше, чем не нуждаться в спасении, вдохновении или наказании? Может ли быть что-то прекраснее, чем быть рядом с целостным человеком, который не нуждается ни в вашей помощи, ни в наказании, ни в источнике вдохновения в вашем лице?

И который тем не менее рядом. И держит вас за руку.

Понравилась статья?
Подпишись на мои аккаунты чтобы не пропустить новые материалы:

Поделиться этой записью через

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram