Сострадание

Я заканчиваю сессию с пациентом, и слышу как муж пришёл домой. Шуршит пакетами с едой, сейчас начнёт готовить суп, зная, что в этот день я работаю допоздна. Суп будет вкусный, а я могу задержаться — он не будет зол, мы прекрасно поужинаем, посмотрим сериал и ляжем спать. И вот в эту приятную цепочку мыслей приходит картина женщин, которые дрожа думают о том, в каком настроении придёт сегодня супруг, придёт ли он трезвым, не придётся ли прятать детей в шкафу. Я думаю о тех, кто живет в перманентном стрессе и о том, чем могу помочь..

В моей личной истории нет насилия — никто никогда не поднимал на меня руку (не считая уроков тхэквондо), родители ни разу не применяли ко мне телесных наказаний, я никогда не видела подобного в своей семье. Я думаю об этих женщинах, не потому что это моя проблема. А как раз потому что у меня ее нет.

Сострадание в психоанализе называется идентификацией- мы представляем себя на месте другого и испытываем его чувства. Эмпатия. Это механизм изначально завязан на зеркальных нейронах (ребёнок считывает мимику и движения матери, учится ее понимать и повторять за ней). Позднее, чтобы съидентифицироваться с другим, нам не нужно его физическое присутствие — это может происходить в фантазии. Ребёнок в 4-5 лет может представить каково это быть в детском доме, и тем более может испытать сочувствие к тем, кого обижают — его мозг достаточно зрел, чтобы поставить себя на место другого. Ребёнок, который НЕ подвергался насилию НИКОГДА не будет смотреть на насилие безразлично. Ребёнок, который сам подвергался побоям, очень по-разному может затем на насилие реагировать (ведь ему приходится переваривать собственный опыт).

Идентификация — это когда я на время покидаю «своё место» и перемещаюсь сознанием на место другого. Чтобы этот процесс был возможен, на «моем месте» должно быть все хорошо, чтобы я не боялась его покинуть.

Избавление от подавленной боли агрессии — на Уроках злости от крошки Мю. Старт группы в эту субботу.

Сострадание возможно настолько, сколько свободного внимания у нас есть, чтобы увидеть другого. Внимания, не обремененного собственным страданием, не затуманено своей болью. Потому что в противном случае, наш организм (тело-психика) будет искать выход из своих собственных затруднений. Что логично — так работает инстинкт к выживанию. И любая жизненная ситуация, в том числе и чужая — будет расцениваться, как повод избавиться от личной психической нагрузки. Даже когда мы делаем что-то для других из-за их страданий — мы мало чем можем помочь, если на самом деле пытаемся за чужой счёт решить собственные проблемы.

В психоанализе мы стараемся избегать чрезмерных реакций на материал пациента. К примеру, если кто-то рассказывает о разводе, и это пробуждает у меня массу сильных чувств, потому что я вспоминаю свой развод и каково мне было в нем, я проецирую это все на пациента, предполагая,что он проживает то же самое. Это НЕ сострадание. Это использование пациента и его ситуации, чтобы прожить собственный психических материал. Мы можем очень по-разному переживать развод. Очень. В зависимости от массы факторов. И для того чтобы помочь, я должна быть сконцентрирована на том, КАК проживает его этот конкретный человек, то есть максимально поставить себя на его место, а не вспоминать себя на своём и тащить туда человека, советуя ему что-то (а на самом деле, утешая себя в прошлом), что скорее всего совсем ему не подходит.

К слову говоря, именно поэтому психологи обязаны проходить большое количество часов личной терапии — это нужно для безопасности пациентов.
Когда мы можем действительно сострадать кому-то? — когда мы свободны от собственного страдания, тогда мы можем увидеть чужое. Когда мы можем действительно помочь кому-то? — когда мы видим и чувствуем того, кому помогаем и его потребности, которые могут быть совсем иными, чем были бы наши на его месте. И которые мы всё-таки можем услышать, когда свободны от собственных болезненных голосов в голове.

Поэтому избавиться от страданий и нащупать твёрдую почву под ногами — лучшее, что мы можем сделать для себя. Избавиться от страдания — лучшее, что мы можем сделать для близких и, в конечном итоге, для всего человечества.
И если мы откладываем эту обязанность — делать все, чтобы быть здоровым и удовлетворённым собственной жизнью, мы просто перекладываемся эту нагрузку на других людей — никому мы этим не помогаем. И на самом деле, этому не может быть оправдания.

Катерина Суратова (с)

Понравилась статья?
Подпишись на мои аккаунты чтобы не пропустить новые материалы:

Поделиться этой записью через

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram